https://i.imgur.com/4jm17K4.jpg
апрель-май 1953 года, Чикаго, штат Иллинойс, США


Предыстория
Стоило ноге первого вампира ступить на побережье Северной Америки, как началась грызня за Новый Свет. Полный надеждами колонизаторов, жаждой вторых шансов беглых картёжников и богатствами новых территорий, он подарил и новые возможности извечной тысячелетней борьбе вампиров - Камарилья против Шабаша, клан против клана, князь против князя.

Как ни странно, лавры первооткрывателей достались «Клинкам Каина», а вслед за ними в Америку ринулись и юные Камарилья, преисполненные амбициями и желанием проявить себя.
Консолидация колоний шла плавно, но, как обычно, всё испортило человечество - война 1812 дестабилизировала ситуацию.
Начались битвы - кровавые, жестокие, яростные. Потери как Камарильи, так и Шабаша в битве подсчитывать было страшно - столькие гибли, настолько ослабевали секты. Камарилья едва удержала весомую часть своих территорий, но завоевание нации штатов пришлось отложить.


Борьба за Чикаго
Ещё во второй четверти XIX века Чикаго маячил на карте мелким поселением в триста человек, выросшем из миссионерского поста, но уже менее чем через двадцать лет на месте посёлка возник один из крупнейших и важнейших городов Штатов. Неудивительно, что с ростом Чикаго, как промышленного, индустриального и политического центра, рос к нему и интерес вампирского сообщества.

За Чикаго боролись не с такими рьяностью и отчаянием, как за Нью-Йорк или Лос-Анджелес, однако столкновения каинитов активно влияло на судьбу города. Камарилья довольно быстро смогла установить в штате Иллинойс собственный домен и назначить князя, но правление долго не продлилось. В 1871 году произошёл Великий чикагский пожар, случившийся в результате бунта Шабаша. Множество вампиров просто сгорело, другим пришлось бежать. Война затихла, Камарилья и Шабаш пытались удержать контроль в других американских мегаполисах и постепенно восстанавливали силы, в то время как Чикаго продолжал жить своей жизнью. 

Смертные отстраивали город, налаживали коммуникации, развивали чикагские финансовые биржи. Наводила порядок в городе и сицилийская мафия. Образовавшийся «вампирский властный вакуум» в городе позволил анархам - искателям славы, идейным и безыдейным революционерам и просто бродягам - занять Чикаго и строить жизнь для себя на Среднем Западе. Камарилья и Шабаш убивали друг друга за Нью-Йорк и не особо интересовались делами Чикаго, превратившегося в своеобразный нейтральный город.
В 1873 году анархами назначились первые Бароны, поделившие территории города на северную и южную.


1950-е
Ныне в Городе Ветров вновь становится неспокойно. Дурная слава видных гангстеров, таких, как Аль Капоне, и слава криминального центра преследует Чикаго вот уже почти тридцать лет. Анархи подозревают, что рост организованной преступности связан с деятельностью Камарильи и её же планами по перехвату власти, не дремлет и Шабаш - волна потока афроамериканских эмигрантов и образование общин вуду пугает местных жителей. Чикаго становится лакомым кусочком как для каинитов-чужаков, так и для некогда выгнанных Сородичей - и за эту империю сражаться стоит.

Только анархи, по праву считающие Чикаго своим домом, вовсе не собираются отдавать бразды правления сектам и позволять кровавым рекам заполнять Мичиганское озеро. Кто же одержит победу, а кто примет сокрушительное поражение?


Обстановка в кланах Чикаго на момент 1953 года

Камарилья

Вентру
Второй финансовый центр США - Чикаго просто не мог не привлечь внимание Вентру! И хотя члены клана довольно успешно закрепили свои позиции на биржах и в банках, а заодно тесно начали сотрудничать с Чикагским синдикатом (и помогали жестокой сицилийской банде Сорок Два выходить сухими из воды), до власти над Городом Ветров им далеко.
В 1947 году Вентру тайно поддерживали одного из кандидатов в мэры города, своего гуля, и планы их рухнули - гуля вывели из игры кровавым методом. Вентру сильно подозревают, что среди них затесался Хамелеон, он же и организовал убийство.
Будоражит город и новость о том, что в Чикаго приехал один из старейшин - причины гость не называет.

Тореадор
У клана розы, к удивлению многих, сложились тёплые отношения с местными анархами, в основном благодаря воле Барона Севера - именно он предложил (позволил) Тореадорам принять немалое участие в архитектурном восстановлении Чикаго, превратить его в небоскрёбное чудо. Помимо того, Тореадоры покровительствуют джазовым оркестрам, рок-н-ролльщикам и прочим музыкантам Чикаго. Терять влияние в городе они не собираются, и если Камарилья собирается устанавливать контроль, князем должен стать один из них - по меньшей мере тот, кто за кулисы их не отодвинет.
Благоволят Мюррэую Хамфрису, уэльскому рэкетиру.

Тремер
Установить настоящую капеллу в Чикаго Тремер пытались не раз, но пока что безуспешно. Анархи смотрят на любого появившегося в пределах города чародея с большим подозрением, из-за чего Тремерам редко удается действовать без постоянного присмотра местных вампиров. Дело, однако, должно пойти на лад, когда Камарилья наконец-то наведёт порядок в Чикаго, а ради этого Тремеры готовы всеми силами поддержать усилия Вентру.

Бруха
Большинство Бруха в городе - анархи. Впрочем, в этом нет ничего удивительно, ведь практически весь клан состоит из бунтовщиков против системы. Сами Бруха отрицают, что в городе вообще есть какие-то проблемы, а между тем из-за их междоусобиц и грызни неспокоен и криминальный мир. Мощная поддержка, оказываемая ирландским бандам и еврейским гангстерам, спокойствию не способствует. Во всяком случае, именно так объясняют плачевное состояние Чикаго Вентру - самим же Бруха рано или поздно придётся объединиться (попробовать), если анархи собираются оставлять город себе.

Носферату
Носферату Чикаго уже несколько десятилетий выжидают, пока Камарилья наконец соизволит заинтересоваться судьбой города. Обустроив себе логово под городом, они уже долгое время собирают информацию о лидерах анархов, а также прибывающих в город шабашитов. Цена за информацию высока, и пока что Носферату не торопятся продавать сведения. С недавних пор, примоген Тореадоров заимел многочисленные претензии к примогену Носферату - к клану присоединился смертный, которого некогда собирался обратить один из лидеров Тореадоров.

Малкавиан
Малкавианов в Иллинойсе не видно. Бароны Чикаго ничего общего с безумцами иметь не хотят и редко разрешают клану проводить какие-либо дела в городе, заработавшие уважение и доверие держатся подальше от политики и преследуют свои, непонятные никому цели.
Ходят слухи - и ходят шёпотом - что кому-то из старейшин Малкавианов были ясные видения о Геенне. А ещё говорят, но уже среди клана и оглядываясь, что именно Чикаго должно стать ареной для чего-то грандиозного, чего-то, что связано с Джихадом.

Гангрел
У скитальцев Гангрелов всё как всегда: они не вмешиваются в политику Сородичей Чикаго, держатся за пределами города, селятся на берегах озера Мичиган, участвуют в мелких стычках с шабашитами и отбиваются от натравленных заклятыми соперниками люпинов. Отношения между Гангрелами и оборотнями стремительно ухудшаются.

Шабаш

Ласомбра
В городе растёт активность Шабаша - Ласомбра упорно пытаются не дать ненавистным Вентру захватить Чикаго. Ныне под их контролем находится крупнейшая транспортная сеть, CTA, и помимо того они обращают свой взор на открывающиеся транспортные компании. Правительство Штатов объявляет о скором построении большого количества автомагистралей, идёт молва, что разрастётся и сеть железных дорог - и Чикаго станет одним из транспортных центров, важным стратегическим узлом. В планах - проникнуть на финансовые биржи, заполучить банки, сокрушить Вентру, а после выветрить неорганизованных анархов.
Местные вампиры настороженно относятся к Шабашу, потому Ласомбре приходится осторожничать и тщательно скрываться. В большинстве своём, проживают они в южных кварталах города и неподалёку от афроамериканских кварталов, поддерживая иммигрантов (и формирующиеся преступные группировки) финансово. Не забывают они налаживать контакт и с общинами вуду.

Шимиси
То малое число Шимиси, которым удалось пережить Великий чикагский пожар, уже десятилетиями скрываются от охотящихся на них вампиров-анархов, и, надо сказать, весьма успешно. Они не выходят из пределов юго-востока города, общаются со жрецами вуду и собираются в достаточно сильные стаи щабашитов, доставляя немало проблем Сородичам. Не всё спокойно внутри клана - чувствуется напряжение между старожилами города и теми Шимиси, что объявились в городе совсем недавно с союзниками-Ласомбра.

Независимые кланы

Джованни
Клан Джованни прочно осел в Чикаго. Без лишнего вмешательства Камарильи они смогли спокойно заручиться уважением и финансовой обеспеченностью - вряд ли теперь как анархи, так и Шабаш осмелятся просто так их выгнать. Особенно могущественна ветвь семьи Росселини, которая тесно связана с итальянской мафией: частично помогают они Чикагскому синдикату, держат в узде растущие как на дрожжах ирландские банды.
К амбициям самих «друзей» из Камарильи они относятся настороженно, а вот от шабашитов мечтают поскорее избавиться.

Последователи Сета
Змей в Чикаго крайне мало, но они уже успели зарекомендовать себя как союзников местных анархов. Доверяют им мало (змеи же!), однако дети Сета удерживаются на плаву. Изредка им удаётся подначивать некоторых Бруха и натравливать на собственных потенциальных врагов. Преступные группировки кажутся Змеям весьма перспективным орудием для совращения ещё большего количества смертных и каинитов в служение их Богу - они не забывают помогать польским общинам и борделям с девушками из Восточной Европы.

Равнос
Представителей клана бродяг весьма сложно найти в Чикаго, и немногие дошедшие до Среднего Запада довольствуются тихой жизнью среди анархов - в конце концов, они относятся к ним чуть лучше остальных. И уж точно получше князей Камарильи, которым вечно не терпится выгнать Равнос со своих доменов. 

Ассамиты
Ассамитов в городе практически не встретишь - редкий член клана, появившийся на улицах Чикаго, наверняка приехал сюда ради заключения контракта. В целом, Бароны и анархи смотрят на заезжих ассамитов с некой опаской, но не мешают им - и ассамиты вскоре исчезают.