11 октября: Проект официально открыт! По всем вопросам обращайтесь в Гостевую книгу.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Amaelia Spellman

Franklin Adams

Чикаго, штат Иллинойс, весна 1953-го года. Пост-военный бум захватил Америку любовью к бриолину, ярким глянцевым шевроле и охоте на коммунистов. Город Ветров, финансовая столица и просто архитектурный памятник, разрывается на части: за лакомый кусочек борются итальянская мафия в лице легендарного Чикагского синдиката, некогда вырезанные ирландские банды, иммигранты из Восточной Европы и активно образующиеся коммуны афроамериканцев, активно заселяющих Чикаго. Знакомая история, не так ли?
В укромных уголках Даунтауна, у берегов Мичиганского озера, в небоскрёбах затаились те, кто по-настоящему сражается за власть, в извечной, кровавой и жестокой битве. Они незаметны и сокрыты Тьмою, коя их и создала. Они — вампиры Камарильи и Шабаша, отлучившиеся от Сородичей анархи и непонятные, зловещие независимые кланы. И, поверьте, проигрывать друг другу им не захочется.
СЮЖЕТ FAQ ПРАВИЛА
ГОСТЕВАЯ ШАБЛОН АНКЕТЫ
СПИСКИ ЗАНЯТЫХ АКЦИИ
ВАМПИРСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Форум основан на настольной игре «Vampire: The Masquerade»; персонажи и сюжет — авторские.

Vampire: Chicago Waltz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire: Chicago Waltz » Citizens of Chicago » Франклин Адамс, вампир


Франклин Адамс, вампир

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/KC88OpH.jpg
Idris Elba

Имя: Франклин Адамс. Сородичам, которых уважает, позволяет называть себя Фрэнк, во время своих скитаний по югу пользовался различными псевдонимами, но более их не использует.
Возраст: в сумме прожил 126 лет. 32 года в качестве смертного и 94 – в качестве вампира. Родился осенью 1827 года. Девятого поколения.
Фракция: Вентру-антитрибу. Анарх, не лоялен ни клану, ни Камарилье в целом.
Место рождения: плантация в штате Луизиана.
Род деятельности: Барон южного Чикаго; для смертных - владелец строительной компании «Adams Construction».


I. Хроники жизни:
[indent]Только иронией судьбы мог смертный, родившийся без фамилии и с одним лишь именем – Франклин, стать представителем клана аристократов и правителей. Но судьба капризна, и так уж случилось, что нынешний Барон южного Чикаго начал свою жизнь на плантации где-то в Луизиане. Нет, вовсе не сыном богатого владельца знатного происхождения. Франклин родился рабом, и ни отца, ни матери он толком не помнит. Будущим работникам на плантации семьи были ни к чему, а потому хозяин сам дал имя новорожденному рабу, а его воспитанием занимались такие же рабы.
[indent]В детстве было мало радости. В общем-то оно состояло из типичного для чернокожих жителей юга занятия – собирания хлопка на пресловутой плантации под горячими лучами солнца. День ото дня, из года в год. Хозяина, низкого толстяка со злобным взглядом, он видел редко, и в такие моменты недоумевал – что же в нем было такого, что позволяло ему командовать другими и заставлять их делать его дело? Недоумение только углублялось, когда на плантацию приходили пасторы проповедовать работникам христианскую веру. Их проповеди создавали больше вопросов, чем давали ответов. Какой в этой жизни был смысл? Прожить, собирая хлопок, и в награду за эти страдания после смерти попасть в рай? Так или иначе, ему хотелось чего-то большего. Но большего не было. Была лишь работа – монотонная, тяжелая, за невыполнение которой можно было получить кнутом.
[indent]Ситуация мало чем изменилась, когда два года подряд хлопковый червь разъел почти что весь урожай, и хозяину пришлось сдать большинство своих рабов в аренду. Одним из них оказался Франклин. Ему тогда было почти шестнадцать, и потеря практически всех знакомых в один миг оказалась особенно тяжелой. Оторванного от ненавистной, но все же родной плантации, его в течение нескольких лет сдавали самым разных хозяевам, некоторым из которых он служил всего несколько месяцев, а иным – по несколько лет.
[indent]В конце концов его продали плантации, владельцем которой являлся некий Джеймс Маршалл, в соседнем штате Миссисипи. Жизнь на плантации Маршалл мало чем отличалась от жизни до неё, разве что вместо хлопка теперь Франклин собирал табак, и смотрители с куда большей охотой и жестокостью наказывали рабов за проступки. Владелец никогда не появлялся на публике, и прошло достаточно долгое время, прежде чем Фрэнк встретился с ним лицом к лицу. На юге уже потихоньку становилось неспокойно – некоторые рабы поговаривали о том, что вот-вот грянет освобождение от оков. Согласно тем редким новостям, что доходили до работников плантации, почти весь север освободил рабов, и якобы набирала силу движение по освобождению. Франклин с охотой слушал эти разговоры, однако смотрители жесточайшим образом наказывали любого, кто говорил о подобном, и Фрэнка не раз и не два избивали кнутом, чтобы задавить слухи.
[indent]На плантации Маршалла были и другие, более малозаметные различия с прошлой жизнью Франклина. До того, как он попал в Миссисипи, он знал, что служение в особняке хозяина было предпочтительнее работе в полях, и многие рабы из кожи вон лезли, лишь бы попасть туда. Здесь же все было несколько иначе. Рабы, которые прожили здесь куда дольше, часто шептались о том, что в особняке хозяина творились странные вещи, и те рабы, которых брали в качестве прислуги, каким-то образом менялись, а некоторые из них более не появлялись среди своих. Никто точно не знал, что такого могло там твориться, но Франклин быстро понял, что он был далеко не единственным, кто ни разу не видал хозяина. Рабы были преисполнены неким страхом, которым со временем проникся и Фрэнк. Так представьте же его удивление и ужас, когда после очередного попадания к смотрителям вместо того, чтобы хорошенько его избить, его отправили прямиком в особняк.     
[indent]В ту ночь Франклин впервые встретился лицом к лицу с будущим сиром. Он отличался от всех его иных хозяев. Высокий, статный, Джеймс Маршалл одним своим видом излучал властность, какую до тех пор Фрэнк не наблюдал ни за одним человеком. Хватило одного взгляда мужчины, чтобы раб преисполнился благоговейного трепета и поверил, что вот этот-то человек, что стоял перед ним, был рожден для того, чтобы ему подчинялись. И Франклин подчинился. Беспрекословно. В тот момент даже в мыслях не было спросить у себя, с какого черта он должен был внезапно пить несколько капель крови хозяина. Через две ночи процесс был завершен. Франклин стал гулем Джеймса, и хоть умом не понимал, откуда возникла такая преданность этому мужчине, раб был готов пойти чуть ли не на все, дабы угодить хозяину. Он начал работать в особняке, выполняя разного служебные задания. То, что Маршалл не был человеком, он понял сразу. Однако истинная натура хозяина оставалась для него загадкой – раб-то и не слышал легенды про вампиров. Тем не менее, от странностей жизни в особняке было не уйти: даже если бы было куда бежать, Франклин не собирался бросать Джеймса. Он просто не мог.
В общем-то не все было так плохо. Маршалл мог быть жестоким, если прислуга делала что-то не так, но в целом он относился к ним с равнодушием. Лишь в те вечера, когда хозяин развлекал гостей, становились поистине несносными. Джеймс с охотой заставлял своих слуг всячески унижаться перед его собратьями для их развлечения, начиная от показных боев и заканчивая куда более унизительными актами. О тех временах Франклин предпочитает не вспоминать. Хоть верность хозяину, которую внушали в него Узы крови, заставляла его не ослушиваться, глубоко в душе начинала образовываться пылающая ненависть.
[indent]Вечеринки Маршалла, на которых он так часто развлекал гостей-вампиров, в какой-то момент начали выходить из под контроля. То ли Джеймс, преисполненный чувством всемогущества от того, что его беспрекословно подчинялись все окружающие, перестал быть осторожным, то ли его «друзья» начали распускать слухи, но так или иначе плантация привлекла внимание охотников за нечистью. Летом 1859-го года они подожгли её, а после атаковали сам особняк. Маршалл одержал над смертными победу, однако она не обошлась без жертв – большинство его гулей погибли, а сам вампир был тяжело ранен. Настолько, что вот-вот должен был впасть в торпор. Франклин-то и оказался тогда рядом с хозяином, но когда Джеймс приказал ему срочно дать ему выпить своей крови, ненависть раба хлынула на поверхность и он с огромным усилием воли отказался выполнять приказ. Вместо этого он потребовал от него клятвы, что Джеймс превратит его в то же существо, чем являлся сам, и только после этого Фрэнк позволит ему выпить его кровь. Маршалл согласился.
[indent]В ту ночь чернокожий раб стал вампиром из клана Вентру.
[indent]Когда Франклин открыл глаза, первой мыслю было удивление от того, что он все еще жив. Он-то вовсе не верил, что Джеймс сдержит слово, а скорее ожидал, что его убьют за неподчинение. Но это было всяко лучше, чем продолжать жизнь в качестве раба. Однако сир удивил его и сдержал слово. Ради сохранения своей чести ли или из-за чего-то еще, Фрэнк не знает до сих пор. Но все же сдержал.
[indent]Второе, что осознал новообращенный вампир, это было то невероятное, звериное чувство голода, что завладело им. Джеймс, улыбнувшись хищному взгляду птенца, рукой указал ему на испуганного раба, которого он приволок в руины поместья. Ошеломленный событиями ночи, уставший и, что самое главное, невероятно голодный Франклин даже и не подумал, прежде чем кинуться на несчастного собрата. Только после он осознал, что Зверь, завладевший им в тот момент, осушил кровь первой жертвы до последней капли. На вопрос, почему он не остановил Фрэнка, Маршалл лишь пожал плечами. «Это же просто раб» - раздался бездушный голос. Эти слова новообращенный вампир запомнил хорошо.
[indent]Сир не озаботился восстановлением своих владений и, взяв птенца с собой, перебрался в Джексон. Если охотники вышли на его след, надо было залечь на дно, а потому следующие пару лет они вместе путешествовали по южной Америке. Франклин совсем не понимал ночной мир, в котором обнаружил себя, а сир не слишком торопился с его образованием. В конце концов, объяснять членам своего клана, с какой это, черт побери, стати он решил обратить в вампира раба ему вовсе не прельщало. К тому же Джеймс прекрасно понимал, что дитя вряд ли испытывает к нему положительные чувства, а потому предпочитал держать его в максимальном неведении, дабы тому приходилось во всем полагаться на сира. Разумеется, кое-какими знаниями он делился. Как обуздать Зверя, в первую очередь – все же птенец, который безумствует по улицам очередного города, ему был вовсе не нужен. Почему сир попросту не оставил его, Франклин понял уже сильно позже, когда получше познакомился с обществом Сородичей – видимо не хотел, чтобы дитя делилось рассказом про неудачи сира. Зато он быстро осознал, что его изначальное впечатление о властности Джеймса было совершенно ложным, не более чем результатом комбинации невежества Фрэнка и вампирских даров сира. В те ночи Маршалл уже не казался прирожденным королем. Когда сир предложил ему взять его фамилию, Фрэнк отказался, не подумав и не секунды, и вместо этого выбрал себе фамилию самостоятельно – Адамс. Но он все же следовал за сиром. Потому что просто не знал, что еще можно делать. Осознание того, что он понятия не имел, на что шел, требуя от сира обращения в ту ночь, пришло скоро, но от этого легче вовсе не становилось. Питание в темных подворотнях было единственной, но крайне сомнительной, радостью в те ночи.
[indent]Неприязнь к сиру уже вскоре все же взяло верх, когда разразилась гражданская война между севером и югом. Франклин, конечно же, был всецело за победу севера, и когда Джеймс сообщил ему, что собирается поддерживать Конфедерацию, дитя в отвращении отказался в дальнейшем следовать за ним. Тогда показалось, что Джеймс вот-вот собирался атаковать его, однако сир просто отвернулся и велел ему убираться прочь. Той ночью они были в Вирджинии. Фрэнк сначала собирался направиться на север, но в последний момент передумал, и уже следующей ночью он был на пути в родную Луизиану.
[indent]Может им двигало желание насолить сиру, может более благородные побуждения, но Франклин в течение последующего года нанес визит нескольким плантациям, чьи хозяева в последствии загадочным образом пропадали. Расправляться с теми людьми, что делали его смертную жизнь полной страданий, приносило большое удовольствие юному вампиру, однако Фрэнк вскоре осознал, что его буйство подталкивает его слишком близко к внутреннему Зверю. Более того, хорошенько обдумав свои действия, он решил, что таким глупым образом он не решит ни одну проблему. Вместо бессмысленной мести незнакомым людям он решил заняться чем-то более полезным – использовать новооткрытые вампирские таланты для того, чтобы хоть чуть-чуть помочь направить гражданскую войну в сторону желанного исхода. Вряд ли его старания оказались критичными, но так или иначе север выиграл, а Фрэнк, удовлетворенный, начал полноценно проникать в общество Сородичей.
[indent]Опираясь на самые базовые знания о сектах и кланах, и чуть более глубокое понимание Традиций и Маскарада, Франклин обосновался среди вампиров города Нэшвилл в Теннесси. Разумеется, он оказался на самом низу местной иерархии, и пришлось бороться за каждый кусок территории и каждую жертву в темном переулке, однако он выжил и узнал достаточно для того, чтобы понять, что в родном клане ему места не найдется. Тем не менее, жизнь в Теннесси в те дни была не так плоха, и хоть Адамс чувствовал себя изгоем, устранять его никто не спешил. Может он и был фактически без клана, но Маскарада он не нарушал и под ноги не мешался. Сам же вампир продолжал наблюдать за миром смертных с большим интересом, чем многие из окружающих его каинитов. Его в особенности волновала судьба бывших рабов, которые хоть и получили свободу, но не сразу находили себе место в этом новом мире. Помимо этого, он решил воспользоваться обретенной независимостью, чтобы заняться самообразованием, благо времени у вампира было предостаточно, а с помощью Доминирования убедить владельца небольшой книжной лавки на первом этаже здания, где снимал скудную квартиру Фрэнк, не составило труда. За последующие годы он ознакомился с разного рода литературой, все больше изумляясь тому, насколько шире, чем казалось когда-то рабу на плантации, был мир на самом деле. Наблюдение же за тем, как вели дела местные каиниты, дало ему возможность освоить некоторые важные уроки, в том числе и по поводу того, как можно вести собственное предприятие.
[indent]Смотря, как некоторые его чернокожие собратья перебираются на север, Франклин наконец-то решил последовать их примеру, и летом 1891-го года он отправился по направлению Великих озер. Разница с жизнью на юге страны поразила пока что еще не слишком опытного вампира. Может куда больше это касалось смертного общества, нежели каинитов, но тем не менее северные штаты пришлись Франклину по вкусу, и он решил осесть в одном из городов покрупнее. Его выбор пал на Чикаго, так как второй по размеру город Америки уже привлекал большое число мигрантов, и построить там новую не-жизнь не представлялось непосильной задачей. Особенно после того, как он узнал, что город не находился под контролем Камарильи, лидерами которой так часто становились его братья по клану. Это его более чем устраивало, и вскоре он уже был в мегаполисе.
[indent]Анархи приняли его куда более радушно (тем более что он более не афишировал, к какому клану принадлежит), и хоть без борьбы не обошлось – такова уж натура вампиров – вскоре Франклин стал полноценным членом общества вампиров Чикаго. Наладив связи с мигрантами и не без помощи Доминирования вампир начал понемногу строить незначительные предприятия, которые приносили доход. Дело пошло совсем на лад, однако, только с основанием строительной компании «Adams Construction», для которой он заручился строительными контрактами в быстро растущем южном Чикаго. Уже вскоре компания выросла в одну из самых успешных предприятий вампирского Чикаго, да и Города ветров в целом. Франклин же начал пользоваться своим новым состоянием для поддержки чернокожего населения города, в том числе и значительными пожертвованиями Чикагскому университету.
[indent]Местные Сородичи мало интересовались его предприятием и тем более его стараниями улучшить жизнь смертных, но Адамс смог зарекомендовать себя даже среди них. Его неприязнь к Вентру и Камарилье в целом было понятно любому, кто знал его достаточно долгое время, и он несколько раз выручал местных Бруха, в том числе и финансовой поддержкой. Когда в 1927 году тогдашний Барон южного города погиб от рук его Сородичей за то, что его обвинили в сотрудничестве с агентами Камарильи, занять вакансию Барон Севера предложил именно Франклину, с которым к тому моменту у него уже сложились дружеские отношения. Фрэнк принял предложение.
Тем не менее, Адамс до сих пор остается загадкой для многих Сородичей Чикаго. О его происхождении знают немногие, и большинство считает его попросту предприимчивым Бруха, или же несколько странным Тореадором, благодаря его продолжительному интересу к миру смертных. Франклин не спешит прояснить ситуацию – ему хватает и того, что он пользуется достаточным уважением, чтобы в его домене поддерживался какой-никакой, но порядок. Надо сказать, к своим обязанностям он подступает с большей ответственностью, чем его коллега на севере города. Может дает себя знать кровь Вентру, но так или иначе Фрэнк пытается держать ситуацию под контролем. События недавнего времени, рост банд и приход все больше новых вампиров его изрядно беспокоят.
                   


II. Личность:

[indent]Присущий Сородичам цинизм вовсе не обошел Франклина стороной, хоть и будет ошибочным мнение, что этот самый цинизм появился в нем только после Становления. В каком-то смысле даже можно говорить, что все было как раз наоборот: в своей смертной жизни Барон Юга знал мало радости и вера в человечество и тем более благожелательного бога ему была не присуща. Только после того, как он заставил сира дать ему Становление, он увидел лучшую сторону человечества, вдали от плантаций, которые он знал всю жизнь. Гражданская война в частности его глубоко впечатлила, а потому в нем засела глубокая вера в то, что жизнь всегда может стать лучше, если за это бороться. Эта вера позволяет ему поддерживать тесный контакт с миром смертных, что обусловлено в первую очередь его желанием убедиться в том, что никому не придется пойти сквозь тот ад, которым была его смертная жизнь. Фрэнк считает, что люди достойны уважения - многие из них совершенно отвратительны, конечно, но это не означает, что среди них нет тех, кто по-настоящему борется за нечто лучшее.
[indent]А вот цинизм проявляется в большинстве своем в его отношении к иным Сородичам. За почти сто лет не-жизни Адамс видел достаточно, чтобы знать, насколько вероломными, лживыми и эгоистичными умеют быть вампиры, и аргумент о том, что это все пресловутый Зверь, заставит его лишь иронично усмехнуться. Он встречал слишком мало каинитов, которые не были готовы продать окружающих при первой же возможности ради спасения собственной никчемной шкуры, а те немногие, кому в этом плане удалось его удивить, пользуются его бесконечным уважением. Таких выдающихся личностей среди детей ночи, однако, предельно мало, и в основном их можно найти среди анархов Чикаго.
[indent]Не ищет власти и не стремится оказаться на верхушке. Тем не менее, позицию Барона принял охотно, так как считает, что у собратьев-Бруха слишком уж горячая кровь, и их пыл следует умерить долей холодной расчетливости, а расчетливости у Франклина хватает. Иначе бы просто не выжил, не имея более ни сира, и ни клана, который его примет в свои ряды. За последние годы научился вести всякие политические игрища, которые хоть и не приятны ему лично, но необходимы для того, чтобы движение анархов в Чикаго жило дальше. Вернее, будет не совсем правдиво, если говорить, что Фрэнк не научился получать хоть какое-то удовольствие от подобного образа жизни - опять же треклятая кровь Вентру показывает себя. Зато честно пытается не возгордиться.
[indent]Вывести его из себя трудно, но можно. В первую очередь попытками копаться в его прошлом и инсинуациями по поводу его происхождения. Может вовсе впасть ярость, если видит, как власть имущие притесняют слабых. Это касается как действий каинитов по отношению к смертным, так и, собственно, взаимоотношений самих людей. Одно дело пить кровь в темных подворотнях, совсем другое - разводить гулей-рабов и всячески их унижать при каждой возможности. Сколько бы его не убеждали Сородичи, сколько бы не рычал в душе Зверь, Фрэнк будет настоять на том, что Становление не должно быть поводом смотреть на остальных сверху. В конце концов, они все когда-то были людьми, просто некоторые очень уж охотно забыли об этом, получив клыки.
[indent]С членами собственного клана Адамс предпочитает не поддерживать какие-либо отношения. Даже если бы его сир не испортил его представления о среднестатистическом Вентру до такой степени, ему хватило бы тех двадцати с лишним лет, что он провел в городе под контролем Камарильи, чтобы решить, что не хочет иметь ничего общего с так называемыми аристократами. Куда ближе ему по духу Бруха, среди которых он насчитывает большинство каинитов, которых он готов назвать друзьями, хоть порой их вспыльчивость просто не может не действовать на нервы. Особенно если пререкания возникают на пустом месте и Бруха начинает ругаться на тебя за то, что ты честно пытался помочь.


III. Дополнительная информация:

[indent]Строительная компания, основанная Адамсом, некогда заработала ему вполне приличное состояние. В нынешнее время цены недвижимости в Чикаго пали из-за волны мигрантов и сегрегации, особенно на юге города, но тем не менее компания по-прежнему работает. Ныне «Adams Construction» доверена сравнительно молодому вампиру-Тореадору, которому покровительствует Барон. Сам же Франклин в большинстве своем принимает посетителей в здании небольшого кафе, которое он открыл в качестве прикрытия где-то лет десять назад.

[indent]Покровительствует афроамериканским общинам города через благотворительный фонд, а также регулярно жертвует деньги Чикагскому университету ради оказания финансовой помощи выдающимся чернокожим студентам. Некогда университет предлагал ему принять должность в совете директоров, но по понятным причинам Адамс отказался.

[indent]Основное убежище Барона находится в достаточно обширной квартире в одном из лучших построек его компании ближе недалеко от Чикагского университета, но Франклин слишком осторожен для того, чтобы проводить там каждую ночь, а потому держит еще пару-тройку убежищ по всему городу.

[indent]Пьет кровь исключительно мужчин афроамериканского происхождения.

[indent]Каждое из клановых дисциплин освоено до третьего уровня (Доминирование, Присутствие, Стойкость).


IV. Планы на игру:
[indent]Даже если отложить высокие идеи о свободе и равенстве в сторону, Чикаго стал для Фрэнка первым настоящим домом, и за этот дом он будет бороться до последнего дыхания (фигурально, разумеется, он-то уже давно не дышит). Он не собирается давать ни Камарильe, ни Шабашу захватить контроль и учредить тиранию - тиранию старейшин в случае первых и тиранию Сородичей над смертными в случае вторых. Франклин искренне верит, что Чикаго может стать оплотом для анархов Америки и сияющим примером того, чего могут достигнуть независимые вампиры. Большинство назовут это пустым сентиментализмом и неспособностью оставить прошлое в прошлом, но тем не менее Адамс считает, что каиниты могут и даже должны пользоваться своим влиянием в смертном обществе для того, чтобы сделать жизнь в городе приятной как, собственно, Сородичам, так и самим смертным. Коррупция, насильственные столкновения между бандами, расслоение общества и прочие проблемы города только ослабляют их и так шаткую позицию и позволяют чужакам манипулировать событиями в угоду различных сект. Поэтому Барон Юга считает, что пора положить конец репутации Чикаго, как города бандитов и мафии, с чем согласны, конечно же, не все, включая иных анархов.


V. Средства связи:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

2

ПОЗДРАВЛЯЕМ С ОБРАЩЕНИЕМ! ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КЛАН!
https://i.imgur.com/ebpbDCh.jpg
Не забудьте оформить профиль и ниже оставить сообщения для Хронологии и Отношений.
Найти партнёров для приключений можно в этой и этой темах.
Берегитесь солнца!

0


Вы здесь » Vampire: Chicago Waltz » Citizens of Chicago » Франклин Адамс, вампир


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC