11 октября: Проект официально открыт! По всем вопросам обращайтесь в Гостевую книгу.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Amaelia Spellman

Franklin Adams

Чикаго, штат Иллинойс, весна 1953-го года. Пост-военный бум захватил Америку любовью к бриолину, ярким глянцевым шевроле и охоте на коммунистов. Город Ветров, финансовая столица и просто архитектурный памятник, разрывается на части: за лакомый кусочек борются итальянская мафия в лице легендарного Чикагского синдиката, некогда вырезанные ирландские банды, иммигранты из Восточной Европы и активно образующиеся коммуны афроамериканцев, активно заселяющих Чикаго. Знакомая история, не так ли?
В укромных уголках Даунтауна, у берегов Мичиганского озера, в небоскрёбах затаились те, кто по-настоящему сражается за власть, в извечной, кровавой и жестокой битве. Они незаметны и сокрыты Тьмою, коя их и создала. Они — вампиры Камарильи и Шабаша, отлучившиеся от Сородичей анархи и непонятные, зловещие независимые кланы. И, поверьте, проигрывать друг другу им не захочется.
СЮЖЕТ FAQ ПРАВИЛА
ГОСТЕВАЯ ШАБЛОН АНКЕТЫ
СПИСКИ ЗАНЯТЫХ АКЦИИ
ВАМПИРСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Форум основан на настольной игре «Vampire: The Masquerade»; персонажи и сюжет — авторские.

Vampire: Chicago Waltz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire: Chicago Waltz » Citizens of Chicago » Кристина Братович, вампир


Кристина Братович, вампир

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/hEq6lJA.jpg
Margot Robbie

Имя: Кристина Братович. Имеет множество псевдонимов, в зависимости от очередного облика - ведет журнал с записками о том, кому известна под каким именем.
Возраст: 278 лет, 49 лет в качестве ревенанта и 229 в качестве вампира. Восьмое поколение (благодаря диаблери).
Фракция: клан Шимиси; поддерживает Шабаш, а в первую очередь свою стаю - «Адские гончие» - однако причиной тому является не преданность, а личная выгода.
Место рождения: поместье Шимиси на побережье, что в итоге стало частью штата Мэн.
Род деятельности: священник стаи-ковена «Адские гончие». В городе может появляться под разными обликами и, соответственно, представителями разных профессий; постоянного прикрытия не поддерживает.


I. Хроники жизни:
Братовичи - отвратительные, безумные, развращенные выродки. Такая дурная слава преследовала семью ревенантов даже за океаном, когда старый Шимиси и его дитя взяли с собой целую родословную прирожденных гулей. Состоялось это путешествие в 1675 году - затея Андрея Борса, того самого древнего Шимиси, который устал вести вечные интрижки против своих собратьев по клану в родной Трансильвании и решил перебраться в Новый Свет, чтобы проводить свои исследования в тишине и покое, в окружении своего сравнительно молодого отпрыска Михаила и верных Братовичей, что столетиями прислуживали вампирам Восточной Европы.
Андрей решил обосноваться на территории, что ныне является штатом Мэн. Слуги Шимиси вскоре отстроили особняк на побережье, вдалеке от людских поселений, которых тогда было предельно мало. Братовичи занялись обычными делами: разводили гончих-гулей, охотились за местными люпинами и индейцами, которые были вовсе не рады чужакам, и, конечно же, погрузились в глубины каннибализма и инцеста, столь привычных для представителей этой семьи. В результате последнего и родилась Кристина - её родители приходились друг другу дядей и племянницей.
Девочка росла в такой вот «яркой» компании, с родственниками, которые при малейшей провокации готовы были впасть в бешенство и били друг друга по поводу и без. Жилища Братовичей в особняке были грязными и отвратительными, впрочем, как и сами ревенанты. Во многом они были дальше от человечества, чем многие вампиры, и Кристина росла такой же - воспитывать её никто не брался, моральные ценности никто не внушал и в общем-то мало кто, включая «любимых» родителей, беспокоился за неё. Она же ревенант, сама выживет. А не выживет - ну и не надо, зародить еще потомков можно всегда.
Но Кристина выживала. Правда, не во всем она была похожа на родню. Братовичи известны в том числе и за пламенную ярость, сравнимую со нравом любого Бруха, однако эта особенность обошла Кристину стороной. Её ярость была холодной, как сталь, и хоть она была злопамятной и легко злилась на родственников, которые постоянно прищемляли её, месть она планировала тщательно и была готова ждать. Хоть в целом родню она терпела - больше, по сути, никого и не знала, в такой-то глуши. Кроме, разумеется, хозяев-вампиров, которые завораживали девочку каждый раз, когда ей удавалось их увидеть. Двое Шимиси совершенно отличались от своих слуг: элегантные, спокойные, вдумчивые, они казались окруженными аурой древней мудрости. Кристина даже осмеливалась время от времени затаится и следить за их чудовищными экспериментами, если они проводились не в подвалах особняка. Смысл происходящего ей был непонятен, но мастерство, с которым вампиры обращались с плотью различных тварей и даже редких людей, которых похищали её родственники с дальних поселений, очаровывало девушку. Хозяева, если и замечали Кристину, виду не подавали.
Будучи ревенантом, девушка росла куда медленнее обычных детей, что, впрочем, ничуть не мешало родственникам заставлять её работать в псарнях хозяев, где она ухаживала за псами-гулями. Тощая девочка практически терялась среди этих громадных мутантов, и твари часто кусались, но выполняла свои обязанности Кристина тщательно. Во всяком случае до того, как однажды любопытство и желание подражать хозяевам не заставили её прирезать одну из псин, чтобы она смогла изучить тварь. Родственники обнаружили её в псарне над трупом, изучающей вспоротые внутренности гончей. Уверенные в том, что хозяин накажет их за гибель гончей, они беспощадно избили девушку, после чего приволокли к Шимиси, молить о пощаде и уверять их том, что во всем виновата была лишь одна Кристина. Андрей поинтересовался, что взбрело в голову девушки, и когда та ответила, что просто хотела посмотреть, чем отличаются собаки-гули от обычных, вампир некоторое время пронзительно смотрел на неё, после чего приказал оставить её в покое. Тогда Кристина решила, что отсутствие наказания могло означать только одно: Андрей поощрял её. Убивать больше тварей хозяина она не осмеливалась, зато потрошить простых зверюшек и даже случайный труп смертного, что не был использован Шимиси, она начала с необычайным рвением.
Хозяева со временем начали все чаще и чаще ругаться. Из особняка то и дело доносились громкие возгласы, и хоть Братовичи понятия не имели, что происходило между двумя Шимиси, в такие моменты ревенанты пытались изо всех сил избегать взора вампиров. В 1724 году, после очередной ссоры с сиром, Михаил внезапно покинул поместье, взяв с собой лишь парочку слуг. В ту ночь Андрей призвал к себе Кристину и задал простой вопрос: хотела ли она постигнуть тайны бытья? Девушка, не задумываясь, дала положительный ответ. Андрей жестом позвал её подойти ближе. Кристина повиновалась. Через несколько минут она проснулась вампиром.
В ту ночь её счастью не было предела. Хозяин осчастливил её вдвойне: не только согласился обучать её, но и избавил от надобности более иметь дело с родственниками, которых она за годы возненавидела от всего сердца. Как бы это иронично не звучало, в ночь своего Становления Кристина впервые почувствовала себя по-настоящему живой, и ей хотелось всего разом: чтобы сир показал ей все-все-все, прямо сейчас. Андрей посоветовал умерить пыл, но явно был доволен своим выбором. Ученица его не разочаровала.
Начал сир с наставлений о Пути Метаморфоза, которому он следовал сам. Так как Кристина никогда не следовала каким-либо моральным устоям, принять на себя предписания и нормы поведения этого пути просветления не составило труда. Разумеется, это означало, что Андрей вовсе не собирался давать ей простые ответы на все вопросы. Обучение скорее состояло из того, что сир ставил перед молодой Шимиси задачу, которую ей следовало решить своей головой. Решая эти задачи, она по сути открывала для себя тайны Изменчивости. Если Андрей приказывал стереть (буквально) рот жертвы, чтобы она не кричала, Кристина пыталась, пока плоть не поддавалась ей, как глина. Каковой бы не была задача, девушка не успокаивалась, пока не получала желаемый результат. При этом она потакала и своему Зверью, когда тот просыпался и велел испить кровь жертвы, даже если ею был один из её родственников, до последней капли. Андрей беспристрастно наблюдал за ученицей, наставляя, что она должна познать себя, а это означает познать и своего Зверя. Только тогда ей по-настоящему откроется путь к просветлению через Изменчивость. Слушаясь сира, Кристина изучала все грани своего вампирского бытья - меняя собственный облик и впадая в безумие, экспериментируя над пленниками и возвращая давним жертвам изначальный облик. Раз за разом, пока клановая дисциплина стала второй натурой, инстинктивной, словно дыхание до Становления.
Однако со временем начала осознавать, что сир, хоть и давал ученице задачи, но никак не ответы, довольствовался только тогда, когда решение Кристины было именно таким, каким хотел он. С каждым годом молодая Шимиса чувствовала все острее, что Андрей направляет её только к тем знаниям, которые были угодны лично ему. Ограничений, которые сир ставил перед ней, осознанно или нет, становилось все больше, и понемногу Кристине начинало казаться, что она получила от хозяина все, что могла. Ему больше было нечего предложить. Кроме, разве что, своего гримуара, в котором он записывал свои откровения и о существовании которого ученица знала, хоть и не видела его своими глазами, и своей крови.
Андрей вовсе не ожидал, что доселе послушная, спокойная и тихая ученица предаст его, а потому совершить злодеяние оказалось на удивление просто. Вонзив кол в сердце сира, Кристина смотрела в его глаза, в которых виднелось сочетание понимания, странного одобрения и полного ужаса. Момент, когда она вонзила клыки в шею Андрея был поистине экстатическим. Она испила кровь до последней капли, в исступлении чувствуя, как мощь древнего витэ хлынула в неё. Когда же тело учителя было опустошено, диаблеристка принялась за поиски гримуара - пришлось перерыть весь особняк и потратить на это несколько недель, но в конце концов она получила своё. Братовичи, осознав, что сделала родственница, не смели перечить ей.
Диаблери над Андреем было совершено в 1854 году. Вскоре Шимиси покинула родное поместье, перебив большинство своих смертных родственников - лишь четырех она взяла с собой, чтобы в случае надобности развести больше ревенантов. Путешествовать вместе с целой родословной она не собиралась, да и к Братовичам она никакой привязанности не испытывала. Мэн более не содержал в себе чего-либо интересного для каинита. Чтобы приумножить свои знания и вступить в контакт с другими вампирами, Кристина направилась в Бостон.
Несмотря на то, что Андрей и его первое дитя в большинстве своем не участвовали в Джихаде и лишь косвенно имели дело с Шабашем, сир все же дал Кристине достаточно информации об иных кланах и их сектах, чтобы та смогла легко влиться в бостонское общество вампиров. Некоторое время она попросту наблюдала, не вмешиваясь в борьбу и не афишируя свое присутствие. Это дало ей возможность разведать ситуацию и вникнуть в сложившуюся в городе ситуацию, после чего она вышла на контакт с некоторыми местными Ласомбра. Дети клана тьмы сначала с опаской смотрели на незнакомку из союзного клана, однако Братович быстро продемонстрировала шабашитам, что могла быть в крайней степени полезной, и каиниты с некоторым колебанием приняли её в свои ряды. Присоединилась к секте Кристина не из идеологических соображении, а скорее потому, что посчитала, что через союзников в Шабаше ей придется легче в поисках нужных ей знаний. Благо мистиков и оккультистов в секте было предостаточно, а убеждать других поделиться информацией Шимиси умела. Причем иногда даже не приходилось прибегать к пыткам - репутации Шимиси было предостаточно для того, чтобы развязать многим язык. Для других же Кристина пускала в ход весь свой арсенал дисциплин и психологического террора.
Тем не менее, во второй половине девятнадцатого века стало ясно, что в Бостоне она не сможет достигнуть многого. Слишком уж большое количество сравнительно старших и опытных вампиров обосновалось в этом городе, и хоть Шимиси была самодостаточна и за себя не боялась, она решила искать нечто более многообещающее. Место, в котором она смогла бы пустить корни, при этом имея доступ к нужному числу подопытных, и где она завоюет для себя обширный домен. Когда Шабаш и Камарилья практически уничтожили друг друга в Великом чикагском пожаре, Кристина решила, что пора перебраться в регион Великих озер и отвоевать город от имени Шабаша.
В 1876 году она уже была в Городе ветров. К тому времени анархи успели захватить контроль над Чикаго, а потому Шимиси через своих слуг-ревенантов купила старый особняк на западном крае города, откуда она начала понемногу собирать стаю каинитов под своё командование. Меняя облик, она вертелась вокруг «свободных» вампиров Чикаго, соблазняя некоторых из них обещаниями о власти и знаниях. Иные присоединялись к ней, приехав в Иллинойс из других мест в поисках большего. Понемногу стая Адских гончих росла и начинала доставлять местным все больше и больше проблем. В 1910-ых годах Кристина приметила отступницу из Тореадоров, о приезде которой сообщили ей свои шпионы. Та встреча с Элизой изменило многое. Она оказалась достаточно могущественной, чтобы потягаться с Кристиной за право управлять стаей, и хоть изначально Шимиси посчитала её угрозой, вскоре стало понятно, что Тореадор была готова сотрудничать. Элиза стала диктусом стаи, Кристина же служила священником. Благодаря их стараниям Адские гончие достигли первого триумфа, успешно натравив анархов на тогдашнего Барона Юга, после чего того заменил куда более молодой и неопытный вампир. В последующие годы члены стаи крепко вцепились когтями в несколько городских преступных банд.
В Элизе, однако, Кристина нашла не простого политического союзника. В то время как Шимиси в большинстве каинитов вызывала в лучшем случае страх, Тореадор-антитрибу чуть ли не с детским восторгом смотрела на её творения, восхищаясь мастерством Изверга. С редкостным садизмом Элиза наблюдала за тем, как союзница выпытывала из пленников информацию, даже подкидывая идеи для особо изощренных мучений, а Кристина в свою очередь прониклась глубоким уважением к новой знакомой. Элиза стала первым вампиром после сира, с которым женщина ощутила настоящую духовную близость. Изобретательность Тореадора была на самом деле невероятной, и в чем-то она даже превосходила Шимиси. Партнерство скоро превратилось в извращенное подобие дружбы; Элиза вдохновляла Кристину, как некогда это делал её сир. Она начала вновь чувствовать восторг, восхищение и энтузиазм, чувства, которые терялись в холодной рациональности её исследований. Элиза открывала ей новые горизонты возможностей Изменчивости, а чудовищные творения Кристины, в свою очередь, служили музой для Тореадора. Проникшись такими чувствами, женщины вместе направляют стаю, чтобы захватить город, а между интригами и завоеваниями радуют друг друга видами из самых страшных кошмаров смертных.


II. Личность:
Кристина полностью лишена каких-либо человеческих моральных ценностей и безразлична к этическим дилеммам. Мало того, что её родственники сплошь и рядом состояли из моральных уродов, но и сир наставил её на Путь Метаморфоз, следование которому сделало её совершенно чуждой и непроницаемой для обычных людей. Как Шимиси, её в первую очередь интересуют поиски пределов вампирского бытья и освобождения от оков физической формы - того самого апофеоза, достичь которого стремятся члены её клана. Конечно, несмотря на почти два столетия поисков и исследований, Кристина пока не знает, как достигнуть свою цель, да и как вообще эта цель выглядит. Несмотря на это, вампир прекрасно понимает, что её Сородичи столетиями, а то и тысячелетиями экспериментируют с Изменчивостью, и хоть личный журнал убитого ею сира помог достигнуть понимания многих тайн, путь еще далеко не пройден, и она намерена исследовать дальше.
Кристина считает себя в первую очередь ученой, а потому холодный разум и расчет являются основными её атрибутами. Она готова убивать, если посчитает, что это каким-либо образом поможет в её исследованиях. Её мало волнует, кто становится жертвой её экспериментов - Изменчивости поддается любая плоть, будь то плоть детей или взрослых, смертных или вампиров. Изменяя их и себя, Кристина ищет способ изменить саму душу, и всецело уверена, что когда-нибудь достигнет своей цели. А пока она готова ждать. Кристина невероятно терпеливая, однако время от времени добровольно поддается Зверю, ведь Зверь - одна из граней вампирского бытья, и не оказавшись в его безумной хватке, она не сможет понять себя.
Впрочем, от холодного рационализма Шимиси в последнее время отвлекает её прекрасная спутница Элиза, которая совершенно неожиданно привнесла в нежизнь вампира долю садистического удовольствия. Она чем-то напоминает Кристине себя в молодости, а потому Шимиси потакает её жестоким порывам и радостно принимает её идеи для новых «развлечений». В каком-то смысле Элиза показала спутнице творческую сторону Изменчивости, о которой Кристина до того не особо размышляла. «Творчество», разумеется, состоит из чудовищных пыток, которыми балуются подруги весьма часто. Шимиси не считает их тратой времени - в конце концов, любой повод применить Изменчивость является способом найти новые методы и обнаружить ограничения дисциплины.
И тем не менее, хоть Элиза дорога ей, настолько дорогой может быть другой вампир такому чудовищу, как Кристина, она в первую очередь думает о себе и своих исследованиях. Если потребуется пожертвовать подругой, Шимиси пойдет на это без каких-либо колебаний. Кристина непомерно эгоистична и не занимает себя нуждами других. Она не привыкла делиться своими знаниями, ведь Путь Метаморфоз воспрещает это, и тем более не привыкла искать чужой помощи. Самостоятельная и самодостаточная, Кристина тем не менее заботиться о своей стае, но только потому, что Адские гончие полезны для неё.


III. Дополнительная информация:
Шимиси уже десятилетиями меняет свою форму так часто, что изначальный её облик давно остался лишь отдаленным воспоминанием. Ныне она принимает наиболее подходящий для очередной задачи облик - прекрасный, если надо кого-нибудь соблазнить; простой, если требуется быть незаметной; чудовищный, если хочет внушить в жертву неимоверный ужас. В Чикаго чаще всего появляется в облике низкой блондинки примерно двадцати-пяти лет, но при желании, с помощью Изменчивости, может легко сменить облик, в том числе и обратившись в мужчину.

В крайней степени начитана, особенно если дело касается литературы о всякой эзотерике и мистических науках. Прекрасно знакома с писаниями различных ученых-ноддистов, так как долгое время пыталась обнаружить ключ к разгадке тайн Изменчивости в историях о патриархе своего клана. Некоторое время интересовалась философией, однако в какой-то момент поняла, что ни один из смертных философов не способен дать ей нужные ответы.

Прекрасно говорит на английском с заметным бостонским акцентом. Может менять свой голос благодаря пресловутой Изменчивости. Также понимает румынский, однако уже давно не говорила на нем сама, и потребуется много времени, чтобы она восстановила язык.

Мастер Изменчивости, прекрасно понимает родную дисциплину клана и освоила практически все навыки, которые могут выучить вампиры её поколения. Разумеется, теперь вопрос состоит в том, чтобы понизить свое поколение и продолжить её изучение. Прорицание и Анимализм освоены до четвертого уровня.

Обитает в старинном особняке в холмах к западу от города, защищенном разного рода тварями-гулями и семейкой ревенантов, которые приходятся ей родственниками. Многие члены её стаи, связанные друг с другом и Кристиной узами Братания, обитают там же, либо в окрестностях. В целом особняк служит для Кристины убежищем, а для стаи - базой операций.

Адские гончие - стая ныне является крупнейшей в штате Иллинойс и состоит из восьми вампиров, включая диктуса - Элизу, и священника в лице Кристины. Для боевых действий прибегают к привычной Шабашу тактике массовых Становлений, и если кто-то из новообращенных выживет после столкновения с противниками, Кристина официально вводит их в стаю и связывает узами Братания. Под контролем членов стаи находятся несколько крупных и не очень преступных банд на западе и юге Чикаго.
Эсбат - еженедельное совещание ковена - проводится по вторникам.

Следует Пути Метаморфоз и её заветов в большинстве своем не нарушает. 


IV. Планы на игру:
Захватить Чикаго во имя Шабаша и стать архиепископом города, найти старших вампиров для свершения диаблери, заполучить какого-нибудь жалкого Тремера для дотошного допроса о Тауматургии с последующей мучительной смертью. Ну и, разумеется, провести красочные ночи, полные кровавых забав, с лучшей подругой. 


V. Средства связи:
ЛС, иные средства связи выдам в личном порядке.

+1

2

ПОЗДРАВЛЯЕМ С ОБРАЩЕНИЕМ! ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КЛАН!
https://i.imgur.com/ebpbDCh.jpg
Не забудьте оформить профиль и ниже оставить сообщения для Хронологии и Отношений.
Найти партнёров для приключений можно в этой и этой темах.
Берегитесь солнца!

0


Вы здесь » Vampire: Chicago Waltz » Citizens of Chicago » Кристина Братович, вампир


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC